Вторник, 11.08.2020, 15:33
Приветствую Вас Гость

ЧЕГО ЖЕ РАДИ. НОВЫЙ СТАН

Чёрный Сергей. Городские сезоны 2




Август 2010. Украина. Продолжение

Поэма


А надежда — есть приют слаборазвитых,

По людским, довольно жёстким, критериям,

И поэтому, к земле часто давит их,

Отдавая дань церковным мистериям.

На рябиновой заре, на исходную

Выползают короли-благодетели:

Бальтазар и двое иже с ним, вводную

Получившие звездой на рассвете ли,

На закате ли, в ночной ли бессоннице,

В сумасшедствии ли, в яви-бредятине, -

Но вставай, народ, лупи в свои звонницы,

Если веришь волховской отсебятине.


Видно, веришь, раз растут эти маковки,

Золотые аневризмы крестовые,

От столицы до задрипанной Шлаковки

Вымогают квоту слуги христовые -

За рождение, за смерть, за крещение -

Заграбастали всю жизнь, узурпаторы,

Профи, ассы-молодцы обольщения,

Вольных душ нетленных приватизаторы.

Вот вам шиш, а вот вам — кукиш к Успению,

Лебезить ни перед кем не приучены.

Я на Спас поел медку без свячения,

Под ранетом на донцовой излучине.


Говорят, договорюсь до анафемы,

Будьте проще и как Меня — топориком.

Ох, пути твои, Гундяев, незнаемы,

Как у той блохи над мопсовым ковриком.

Как святейший батя плыл Украиною,

Как пытался объяснить нам, неопытным,

Что вы были, есть рабочей скотиною,

Ну и будете, конечно, безропотно.

Ты бы ножкой освятил нас куриною,

На свиную не хватает — и ладно нам.

Так что парь другим мозги ночкой длинною

В предстоятельских хождениях с ладаном.


Пусть вороны гаркнут дружно каприччио

Восходящему светилу вальяжному,

Может быть, оно, от гомона птичьего,

Вдруг прервет свои пути каботажные

И продлит на час рассвета величие,

Чтобы вспомнить смог потом эти данности,

И искать в иных рассветах отличия

От исходных по объему сохранности

Той рябины и вот этой акации,

Что привычны в ареале питания,

Где не слишком и видны деформации

Приближающегося увядания.


Обстоятельства роднятся и полнятся

По каким-то отдалённым параметрам.

Если мне сегодня что-то и вспомнится,

То гомеровским конкретным гекзаметром,

Оттого, что будни катятся волнами,

Непрерывно — не вздохнуть, не опомниться, -

В дряхлой памяти слоясь априорными

Междометьями с тоскою-надомницей,

От которой так-то вдруг не избавиться,

Не запить и не забить, и не вытравить...

Что ты снова лезешь в душу, красавица,

Я, как старый воробей, чую — выдра ведь,


Как и все мои знакомые женщины,

Ни одной не знал надёжною умницей,

Даже та, с которой были обвенчаны,

Оставляла пьяным дрыхнуть на улице.

Не буди во мне самца, волоокая,

Я давно забыл о любвеобильности.

Пусть уж лучше ночь придет одинокая,

Чем доказывать тебе о двужильности

Организма ветерана-любовника,

Хотя, мог бы иногда, в самом деле-то.

Что ты хочешь — опосля сороковника,

Больше мнишь о небесах, чем о теле-то.


Тирли-бом, а тирли — ёпсель кагоровый,

Это я к тому, что все мозгоебени

Возвратятся к стороне пифагоровой,

Той, что круче двух других в энной степени,

Потому, что есть основа строения

Треугольной мировой эволюции,

Где неравенство, по определению,

Закрепляют церковь и конституция.

Вот и шляешься, как чёрт по понятиям,

И углы твои, знать, пронумерованы.

А когда, с косой, прижмется в объятиях -

Ляжешь голым в гроб как все, обворованным.


2


Клептомания присуща и времени,

И пространство тырит ров обитания

Интифадой нарастающей зелени,

На протоптанных маршрутах скитания,

Где скакали раньше кони соловые

И гнедые, разнося ветер гривами,

Там мы мчались, молодые, бедовые,

Там мы были — не казались, счастливыми.

А теперь, как баобаб, на обочине,

Вширь раздавшись, наблюдаешь за присными

Скороходами, в своей малой вотчине,

Ненасытными глазами, корыстными.


Может, где-то и не так что-то прожили,

И не тех имели девок в терновнике,

Только оспины в душе ли, на коже ли,

Как твои непримиримые кровники,

Все ссаднят с чем-то главном, упущенном,

Может быть, еще о той, нецелованной

Старшекласснице из мая цветущего,

Или, всё-таки, о ней, окольцованной

Королевне, бляди, сучке, любовнице

И любимой до конца, до последнего

Издыхания, мадонне-виновнице

Данных строк придурка сорокалетнего?


Всё, об этом ни гу-гу, до причастия,

Будто не было её в хронологии.

Только платишь за минутное счастие

Почему-то до сих пор, лета многия.

А жалеешь ли? Да нет, не приходится,

Жизнь по-прежнему течет интересная.

Пусть рыдает в небесах богородица,

Орошая землю влагой воскресною,

После слишком долгих месяцев засухи,

Небывалого тепла и безветрия,

Да таких, что намокали все пазухи,

Уменьшая тел людских геометрию.


Припекало капитально, до одури,

Словно лето перепутало тропики,

Хоть бы раз сюда дошли тучи-лодыри,

Намочить внезапно девичьи топики

И поля моей страны огорошенной:

Неужели же за власть наказание?!

Да, сказали небеса, подъитожено,

Выбор ваш, то бишь, царёво избрание.

И теперь вам лет пятнадцать помучиться,

Это кто не убежит, если выживет.

Все народы на ошибках и учатся,

Только не хохлы упёртые, рыжие.


Будет вам еще зима с повитухою

Галлопирующей гиперинфляции.

Как бороться с мозговою разрухою

В головах, почти не мыслящей, нации?

Господа, пора отхватывать рясные

Унижения, пинки, зуботычины,

Даже, если вы хоть в чем-то согласные,

С новоизбранным жульем Украинщины.

Глинозёмы ждут своих обитателей,

Разрастаются кварталы погостные

И артели пьяных гробокопателей

Роют ваши небеса полноростные.


И тепло уходит как-то озлобленно,

И досадно, словно палец занозится.

Комарихи все визжат, аки гоблины

И как «Юнкерсы» над целью проносятся.

Ночь приходит в аметистовой плесени,

Изъязвляя реконкисту зеленого

Под надкушенной луной, что подвесили

В освещении обид мира сонного.

У сверчковых в ежедневной симфонии

Нынче явно ощущаются паузы -

Холодает, налицо гегемония

Надвигающихся месяцев хаоса


И разброда по цветам одеяния,

По потере их, иссохшихся, в слякоти

Обречённого противостояния

Тверди льющихся небес — чёрной мякоти

Очарованной земли-дароносицы,

С малой толикой зерна жизни завтрашней,

Что уже, в предзимье, к небу возносится,

Оттого, народ к зиме, явно набожней,

Ибо видит: жизнь рождается заново,

Из размокшего гнилья отхристосилась.

И мулла кричит рассвет кабестаново

Над берёзой, что опростоволосилась.


Как Архип Куинджи выписал осени

По багрянцевой тщете и по золоту,

Так же всё найдешь в словах у Иосифа,

Если правильно воспитан был смолоду,

То есть, плыл, хоть иногда, вне течения,

Не подвержен был масс-китча проклятиям,

А под знаком золотого сечения,

Волю чтил, не веря и демократиям,

Зная, те — болото для обывателя,

С выступающим плато плутократии,

Где нет места мудрецу средь стяжателей

И творцу, среди иной щелебратии.


Тирли-бом, а тирли — чурка мамедовый,

Это я к тому, что имидж обличия,

Вновь вернется к пустоте архимедовой,

С вытеснением объемов приличия.

Кто плевал всегда на эти условности:

Бог, мораль, родня, духовность и прочее, -

Достигал вершин живой невиновности,

Оставляя для потомков отточия,

Т. е., по-прежнему, в цене чингисханова

Нелюбовь к любому ближнему ближнему;

Что до особей из стада бараньего -

На заклание, как жертва всевышнему.


За грехи свои пусть платят убогие,

Если верят, что грешили, потешные.

Слава богу, воровской демагогии

Государства еще верят, по-прежнему.

На вишнёвой стороне, абрикосовой

Лепреконы правят бал и бездельники.

Тут ты хоть дубиной будь стоеросовой,

Важно, чтобы захотели подельники

Пропихнуть тебя за главные клавиши

Управления страной сонных витязей.

Можно заграбастать все — не подавишься,

Нет ни дышла, ни узды и ни привязи.


Не о благе вы печётесь Отечества,

А о собственной мошне, ненасытные.

Будет ли конец сей эре купечества,

Сколько тлю кормить поля будут житные?

Истощение пшеничного колоса,

Недород ударит лишь по крестьянину,

Ранней сединой уляжется в волосы,

А доход пойдет в карман киевлянину,

Перекупщику, банкиру-барышнику

И мздоимцу-бюрократу, наместнику.

Урожаи нынче сплошь никудышние,

Но они опять с наваром, кудесники.


Можно было бы сказать откровеннее,

Но язык у всех один, не дублирован.

А что эти не простят — вне сомнения,

Ими каждый звук давно лиимитирован.

Что-то быстро сдохла вся оппозиция,

Как и не было ее, той, оранжевой.

Где наш пасечник, где дева с косицею, -

Растворились, не ищи и не спрашивай,

Кто нас будет защищать от бесправия,

Беспредела и засилья грабителей,

Емельяны где, где Стеньки Булавины?

Вожаков нет, скоро кончатся жители.


3


Вымрут-выдохнут местечки шахтерские,

Опустеют села-нивы гречишные.

Постоят еще скворешни днепровские

И придут на Україну колишнюю

Азиаты — эмигранты наёмные,

Украинцы жёлтолицераскосые.

Что-то, господи, пути твои тёмные

Пролегли малороссийскими росами.

Мы в реликтовой божбе, от усердия,

Проворонили исход современности

В позапрошлое, где бились предсердия

Наши, с частотою юной надменности.


Гой, еси, страна моя несуразная,

Не живешь, а как-бы, ждешь потрясения.

То ли власть твоя всегда безобразная,

То ли ты не доросла до спасения

И обычных человеческих ценностей,

Что доступны даже польшам-румыниям.

Ты одна верна своей неизменности -

То оранжевая, то бледно-синяя —

Пусть народ, как быдло, ждет снисхождения,

Будь то кнут или ухмылка хозяина,

Иль прибавка в рационе кормления,

Иль шлея под хвост... Моя ты Окраина,


Европейско-азиатской истории,

Перепутье, колыбель ожидания.

Золотые нивы, ясные зори и

Никаких условий для обитания

Работяги, человека служивого,

Что растят-творят твои накопления.

То ли власть всегда паршивая, лживая,

То ли ты, как есть, страна невезения.

Гой еси, мое отечество глупое,

Непутёвое, безмозглое, пьяное.

Я готов гордиться хоть Гваделупою,

Но не Родиной своей окаянною.


А отечества того — псы накакали,

По сравнению с имевшимся ранее.

Потому стране под стать бесы-хахали,

Засношают неньку до отпевания,

Доведут до дележа территории,

К столкновениям сложившихся этносов,

Оставляя треть державы, не более,

В продолжение казачьего эпоса.

Я не каркаю, так было в реалиях,

Все вернётся фарсом при повторении.

Иисус Днепром прошпилит в сандалиях,

В виде пасторского благоволения


К разделённой, умирающей Родине,

(Вы не знали, что Христос — местный выблядок,

И крещён не в Иорданской болотине,

А в Славутиче, как раз подле Выселок?)

Так послушайте попов и политиков

Третьей в мире богоизбранной нации.

Панукраинская эквилибристика -

Это вам не жидоинсинуации.

Ты внушаем есть, народ православия,

Легковерен и ленив, по традиции,

Оттого, тираны самодержавия

И минетят вас в удобной позиции.


(Продолжение на следующей странице)

Форма входа
Поиск
Социальные сети
С Новым годом!
А. Сигида "Домой"
Вячеслав Пасенюк
Юлия Броварная
Мини-чат
300
ЛенКа Воробей
Владимир Оболонец
Новости сайта
[26.05.2013]
С днём рождения, Вячеслав Васильевич! (0)
[22.05.2013]
С днём рождения, Оля! (1)
[27.04.2013]
С днём рождения, Аня! (0)
[25.04.2013]
С днём рождения, Людмила! (0)
[24.02.2013]
С Днём рождения, Саша! (1)
[23.02.2013]
С праздником, мужики! (1)
[31.12.2012]
С Новым годом, друзья! (0)
[22.12.2012]
Головний поетичний конкурс Вінниці виграла "дюймовочка" з Донецька (0)
[11.11.2012]
С Днём рождения, Борис Павлович! (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Запись на автоответчик (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Пограничное (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Между строк (3)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Сказка на ночь (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Ещё чуть-чуть (2)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Tonadilla для (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Расклад (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Чувство воздуха (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Два билета на (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Ты не думай (1)
[10.09.2012]
ЛенКа Воробей. Апельсиновое мыло (1)
Борис Жаров
Игорь Жданов стихи
Календарь
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Борис Чичибабин
Поёт Юрий Нечаев
Новый СТАН
Влад Клён Одиночество клён Поэт Александр Сигида Атамановка Сигида Александр книга земли Вячеслав Пасенюк Гонтарева Людмила Сигида Алекандр Людмила Гонтарева Пасенюк Вячеслав Анатолий Грибанов Марк Некрасовский Сергей Бледнов Геннадий Сусуев Чёрный Сергей Сонет бессонница без женщины проза Дикое Поле Лирика Александр Рак Грибанов Анатолий симферополь Рак Александр молния украина Аня Грувер ненька стансы эссе повесть миниатюры пустота кубометр осень Грувер Аня август поэма весна аутопортрет Бледнов Сергей за миг до вечности Сусуев Геннадий Блажэнный Вадим Сергей Синоптик Чичибабин Борис Синоптик Сергей письмо вечер сны Столицын Николай Хубетов Александр лето Жданов Игорь Бильченко Евгения Смирнова Анастасия Ткаченко Юрий Стихи Начало зима дождь птицелов Некрасовский Марк время баллада полночь Слово Матвеева Марина Возвращение Город Дорофеев Виталий любовь занимательные ретроспекции занимательная эсхатология тяжёлое дыхание на два голоса паломник речи Колыбельная эсхатология бог Сашка вечность алиса Господь Гирлянова Ирина июль брут Перехожий Слава Винница Леонид Борозенцев Лирики+ сетевая поэзия Лирики Transcendenta Борозенцев Леонид Баранова Евгения Позднякова Альбина
Николай Столицын
Николай Столицын
Архив записей
Веня Д'ркин
Веня Д'ркин
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Поёт Стас Баченко
    Каталог сайтов
    WOlist.ru - каталог сайтов Рунета
    Ресурсы коллег
    Кнопки
    Наши ресурсы
    Видеоканал 2
    Наши ресурсы
    Статистика
    Наши ресурсы
    Счётчик Mail.ru
    Время жизни сайта
    Счётчик от Яндекса
    Яндекс.Метрика
    Пользователи
  • tpavlova-v
  • dinicamet1981
  • aluk24
  • saratoff
  • BOPOH
  • picupsuk
  • prezident
  • 10fru
  • Chuangzhi
  • Doma
  • Волчица
  • zora40
  • egor-kulikov185
  • Tatka
  • yakolumb99
  • Версенев
  • Surnenko
  • tuncelov
  • Gribmund
  • slovoblyd
  • janegolubenko
  • Тунцелов
  • Jen
  • Master
  • leon
  • girlyanova
  • JazzCat
  • Stolitsin
  • Бронт
  • Alhub
  • VROOOM
  • Gontareva
  • lasic
  • Batika2
  • chornysv1
  • © Чего же ради
    Copyright MyCorp © 2020 |